Царицын и крашеное печенье

В дореволюционном
Царицыне, так же, как и в наши времена, существовал санитарный врач, в
обязанности которого входил, в том числе, и контроль за продуктами питания,
продававшимися на рынках и в магазинах. Конечно, жизнь была устроена тогда проще
и современной системы санитарного контроля не существовало. Впрочем, и
санитарному врачу, даже иногда и в одиночку, удавалось сделать многое. Читая
дореволюционные городские газеты, часто сталкиваешься с сообщениями о
просроченной, испорченной продукции, о проверках, проводившихся в мясных рядах
и в кондитерских, о штрафах, больших и маленьких, и о закрытых магазинах – были
и в те времена желающие продать несвежее и были также те, кто их ловил. Но вот
что совсем редко приходит на ум – так это то, что продукты могли быть тогда не
только пропавшими, но и подкрашенными, «улучшенными» и очень вредными. 
 

Рынок в Царицыне. Фото из коллекции Николая Смурова

20 марта 1912 года
царицынский санитарный врач нагрянул с проверкой в кондитерскую Дементьева,
располагавшуюся на Астраханской улице (то есть на нынешней Советской). Произвел
осмотр условий торговли, взял образцы продукции на пробу. В числе этих образцов
попалось и какое-то печенье (которого на складе в кондитерской стояло целых
сорок коробок!). Проверка показала, что печенье это… крашеное! Окраска была
нанесена на печенье сверху и выглядела очень аппетитно. Аппетитный вид
обеспечивался ядовитым красителем, из-за чего все сорок коробок пришлось срочно
изъять. Разумеется, хозяин кондитерской, Дементьев, заявил, что ничего не знает
об этом ужасном эпизоде и хотя печенье изготовлялось у него в кондитерской,
никаких красок туда никто не добавлял. Потом, правда, «вспомнилось», что да,
была какая-то краска, но то была краска совершенно безвредная, а вредной
Дементьев не добавлял никуда и никогда. Продавцом «безвредной» краски, был
царицынский аптекарь Сегель, который так же от всего отказался. В общем, дальше
пошли дела судебные…
 
Случай с Дементьевым
– вовсе не уникальный и даже не редкий. Читая газеты дореволюционного Царицына,
на сообщения о подобных вещах наталкиваешься регулярно.
 
Фабричное производство
 
Можно, конечно,
подумать, что описанные нарушения были уделом мелких кондитерских. Ан нет – «злодеи»
встречались не только среди кондитеров и аптекарей, но и на крупных фабриках,
чья продукция расходилась по всей России. Например, конфеты, содержащие опасные
для здоровья анилиновые краски, были выявлены в сентябре 1914 года в конфетах
самарской фабрики Савинова, продававшихся в одном из магазинов Царицына.
Проведенная в тот день проверка выявила подкрашенные анилином кондитерские
изделия сразу в пяти магазинах города! Конечно, одна-другая съеденные конфеты
едва ли могли привести к тяжелым последствиям, но вот если бы человек
полакомился бы от души – серьезные проблемы были бы ему обеспечены. 
 

Царицын. Торговые ряды

 
Краски фирмы Марс
 
Царицынские фирмы «не
отставали» от самарских коллег и тоже «славились» иногда по России. В 1908-1910
году проходило большое расследование, начавшееся по результатам проверки
продукции царицынской кондитерской фирмы «Братья Казаровы». Фирма эта поставила
в город Баку большую партию своей продукции – печенья и конфет. Партия
разошлась по всему городу и потому и проблемы возникли в лавках нескольких
районов. Проверки выявили, что в как в конфетах, так и в печенье присутствует
вредная для здоровья каменноугольная краска. Проведенное разбирательство
выявило следующие факты. Конфеты и пряники находились в ящиках с клеймом фирмы
«Братья Казаровы», причём владельцы лавок показали, что товар выписывался или
из города Царицына, от названной фирмы. На этом основании был составлен
протокол, который вскоре был переслан в Царицын, для выяснения обстоятельств и
проведения проверок на фирме Ивана Казарова. Проверки на производстве не
производилось, а открывшееся судебное дело шло вокруг бакинского протокола. В
качестве свидетелей были привлечены служащие фирмы, некие Поспелов, Чурилин и
Остроухов, которые вину своей  фирмы,
разумеется, отрицали. Было сделано предположение, что случилось недоразумение и
где-то на перевалочном складе в ящики фирмы «Братья Казаровы» кто-то насыпал
продукцию другой, неустановленной фирмы. Все свидетели клялись, что за все
время существования их фирмы никто, никогда никаких претензий и жалоб не
предъявлял. Красок для конфет собственного изготовления, как и вообще
царицынского, у них никогда не было. Правда, краски они все же добавляли, но то
была продукция фирмы Марс, а также иногда московской фирмы Новикова. Как
известно, краски для шоколада, производящиеся Марсом – сертифицированы и
безвредны, а что такое каменноугольная краска – свидетели и вовсе не знали. 
 
Наказание виновных
 
В большинстве
случаев, подобные проблемы к серьезным последствиям производителей крашеной еды
не приводили. Дела либо заминались, либо заканчивались штрафами и изъятием
продукции – а то и вовсе завершались курьезами. Так, упомянутый выше Дементьев
заполучил свои сорок коробок печенья обратно, с обязательством счистить с
печенья слой с красителем и продать-таки его покупателям в «очищенном» виде.
Правда, ничего у Дементьева не получилось, краска держалась на печенье слишком
хорошо. Но в принципе закон к производителям вредных продуктов питания был
строг и дело иногда могло кончиться тюрьмой. 
 
Так, в ноябре 1897
года проверяющие пришли на крупный царицынский стекольный завод Е. Воронина,
где при производстве работала большая продуктовая лавка для рабочих. Были до
этого жалобы на эту лавку, в особенности на продаваемую там муку; рабочие даже
устраивали из-за продукции лавки забастовку. Комиссия, прибывшая для
разбирательства в лавку, обнаружила, что никакой муки там вообще нет. Да и не
продается там вроде мука… Комиссия, однако, восвояси не отправилась, а
оказалась дотошной. Проведенный опрос местных работников показал, что
непосредственно перед приездом проверяющих, муку мешками спешно вытаскивали из
лавки и тащили ее на квартиру заводского фельдшера Барыкина. Квартира
располагалась тут же, на заводе. Вход в нее охраняла жена Барыкина. Проникнув в
помещение, проверяющие обнаружили, что все оно, чуть не до потолка, забито
наспех сваленными мешками с мукой. Мука эта оказалась просроченной, горькой и
червивой. Результаты проверки отправили в полицию. Потом был суд. Списать все
на случайность не удалось. Хозяин завода Воронин получил три месяца тюрьмы, а
хозяин лавки – два месяца. Наказание, конечно, небольшое, но ведь и трагических
случаев из-за негодности обнаруженной при проверке муки не было.
 

Базарная площадь за Царицей. Сейчас здесь — парк Саши Филиппова. Снято с колокольни Вознесенской церкви

Достойные потомки
 
Конечно, не всякое
печенье, продававшееся в Царицыне, было крашенным, а мука, из которой его пекли
– червивой. Было много достойных производителей, ценивших свое имя и дороживших
репутацией среди покупателей. Однако проходимцев хватает на все времена. Далеко
ли ушло наше время? Тут проще спросить – а есть ли сегодня, в Волгограде или каком-то другом городе, в продаже что-нибудь
не крашенное? Наверное, есть, хотя продуктов полностью натуральных очень мало.
Конечно же, каменноугольной краской потомки Дементьева и Савинова не
пользуются, зато помимо краски добавляют они в свою продукцию много чего другого
и совершенно не натурального. Так что не будем идеализировать – ни прошлое, ни
настоящее. Времена меняются, а люди – нет!

Роман Шкода

Добавить комментарий