История

  • ЦАРИЦЫН
  • СТАЛИНГРАД
  • ВОЛГОГРАД
  • ГУБЕРНИЯ
  • cтатьи о Царицыне

    Царицын и Кавказская армия генерала Врангеля

    В период гражданской войны в России ожесточенные бои развернулись за Царицын. Контроль большевиков над городом не позволял белым армиям на юге и востоке страны соединиться для организации единого фронта против Советской власти.

     

    С июля 1918 г. по 3 января 1920 г. Царицын являлся прифронтовым городом, где снабжение обеспечивалось централизованно и не для всех категорий населения. Ухудшилось положение подавляющего большинства населения Царицына. Главным вопросом для жителей стала ежедневная борьба за выживание. Работа городских служб была нарушена, бытовые условия не удовлетворяли элементарных потребностей населения (существовали проблемы отопления, нехватки воды, перебоев с электричеством).

     

    Значительная часть рабочего класса была мобилизована в Красную Армию. Однако в городе продолжали действовать основные предприятия, связанные с обеспечением фронта всем необходимым. Властями были организованы просветительские лекции, концерты, спектакли. Активно велась пропагандистская работа среди рядовых жителей.

     

    Генерал П.Н. Врангель принимает парад войск в Царицыне. 29 июня 1919 г.

     

    В июне 1919 года Кавказской армии П.Н. Врангеля удалось взять Царицын. В городе создается структура управления, типичная для районов страны, занятых белыми. В урезанном варианте лидеры белого движения пытались воспроизводить систему государственной власти дореволюционной России. Генерал-лейтенант Врангель являлся главноначальствующим Саратовской и северной части Астраханской губернии. Ему подчинялся саратовский губернатор — полковник М.С. Лачинов (позднее генерал-лейтенант В.В. Ермолов). Во главе Царицынского уезда первоначально был поставлен князь Л.В. Джурич, который руководил специально созданным Царицынским уездным управлением. В короткие сроки были сформированы Царицынская городская управа во главе с Н.С. Розановым и Дубовская посадская управа в главе с С.И. Поповым. Летом 1919 г. были организованы выборы волостных старшин в Царицынском уезде. В самом Царицыне находился еще целый ряд гражданских и военных учреждений.

     

    Уездные и губернские власти вели активную переписку и детально согласовывали свои действия, хотя располагались на соседних улицах города. Сложившаяся структура местного управления была сложна и бюрократизирована, что не способствовало оперативному решению злободневных вопросов. Ключевые посты в местной администрации занимали военные.

     

    Царицынское уездное управление состояло из трех отделов:

    — общих дел (начальник А.П. Хоматин);

    — местного самоуправления (начальник П.Н. Персидский);

    — по делам о воинской повинности (начальник М.Д. Голубин).

     

    Штат управления составлял 18 человек служащих и вспомогательного персонала. Общая сумма ежемесячных расходов на содержание чиновников была определена в 111 150 руб. Начальнику уезда полагались квартира и автомобиль, всем служащим выдавалась денежная прибавка в связи с дороговизной[i]. Члены уездного управления кроме жалования получали некоторые преимущества, например, возможность обмена советских денег на денежные знаки Вооруженных сил Юга России[ii].

     

    Служащие Царицынского уездного земского управления назначались на должности по рекомендации священников, начальников образовательных учреждений, бывших чиновников Российской империи. Утверждение на должности производилось саратовским губернатором.

    В кадровом составе уездного управления за короткий период произошли значительные изменения. Князь Джурич 18 июля просил саратовского губернатора об отпуске, а 20 июля об отчислении из Царицына. 25 июля исполняющим должность начальника уезда становится Г.М. Черкасов, в октябре этот пост занимает полковник Лупандин.

     

    Для поддержания порядка была создана государственная стража Царицынского уезда. Стражникам был поручен широкий круг обязанностей: патрулирование улиц, контроль за качеством продовольствия на рынках города, помощь при обысках, обеспечение театрального сбора, поиск дезертиров и брошенного имущества и т.д. Однако дисциплина в страже оставляла желать лучшего — офицеры хранили оружие у себя на квартирах, нижние чины покидали свои посты и иногда находились в казармах в пьяном виде[iii].

     

    В монографии волгоградского историка Т.Г. Агеевой указаны основные вопросы, которые пришлось решать городским властям в условиях гражданской войны: техническое обслуживание канализации; вывоз мусора и организация ассенизаторской службы в условиях реквизиции лошадей для нужд армии; загрязнение улиц и площадей Царицына; оскудение пожарного обоза; остановка движения трамвая; запустение городских парков[iv].

     

    В Царицыне сохранялся комплекс сложных проблем: беспорядок на улицах, низкое качество продуктов питания на рынках города, потери городского и частного имущества. Без содержания остались лечебные заведения и школы Царицынского уезда.

     

    Важным направлением деятельности местных властей был поиск средств для обеспечения хозяйственной жизни региона. Управление внутренних дел при Главнокомандующем Вооруженными силами на Юге России предписывало изыскивать доходы на местах, обеспечивать сбор налогов, а на ссуды от правительства рассчитывать в минимальном размере и в самых крайних случаях[v].

     

    Тем не менее начальнику Царицынского уезда пришлось просить саратовского губернатора выделить 100 тыс. руб. на содержание земских лечебных заведений уезда. Позже князь Джурич, направляя на утверждение смету уездной земской управы, указывал, что у нее совсем нет средств, и испрашивал ссуду в размере двухмесячного содержания (2 084 168 руб. 58 коп.)[vi].

     

    Начальник уезда тщательно рассматривал предложения нижестоящих инстанций о введении налогов. Так, решение Царицынской городской управы о взимании сборов с судов и c лесных плотов, останавливающихся у берега реки Волги, не было утверждено, чтобы не препятствовать торгово-промышленному развитию Царицына.

     

    Местным властям удалось решить некоторые сложные вопросы социально-экономической жизни региона. В сжатые сроки в городе восстановили движение трамвая, частично наладили работу железнодорожного и речного транспорта, разместили основные властные учреждения.

     

    В Царицынском уезде было много раненых военнослужащих и гражданских лиц, среди населения свирепствовали холера, брюшной и сыпной тиф. В Ерзовской волости произошел падеж скота. Организация мер по борьбе с эпидемиями и эпизоотиями также легла на плечи местного руководства. Однако в условиях военного времени усилий отдельных врачей и ветеринаров для нормализации ситуации было явно недостаточно. Связь сел и деревень с органами власти была слабой, распоряжения из Царицына редко доходили до волостных и сельских правлений.

     

    Руководители уезда были озабочены и состоянием пожарного дела в Царицыне. В состав Царицынской городской пожарной команды входило 65 человек, но ее материальная база была в значительной степени утрачена[vii].

     

    В городе не хватало жилья для размещения войск и дров для отопления. Солдаты и офицеры иногда самовольно занимали частные дома и квартиры жителей города[viii]. Начальнику уезда приходилось вести переписку о целесообразности разбора на дрова бараков, которые были отведены под казармы[ix]. Для нужд городских учреждений земское управление в августе 1919 г. обратилось в союз лесопромышленников Царицына за разрешением приобрести дрова на одном из лесных складов. Но лесных материалов в городе было крайне мало, и их предоставляли в первую очередь на военные цели. 

     

    Документы архивов показывают иерархичность и высокую степень регламентации деятельности органов власти в Царицыне. Начальник уезда занимался даже мелкими хозяйственными вопросами, вплоть до того, что указывал Ельшанскому сельскому обществу скосить траву за Волгой или пытался получить в Царицынской комиссии по реализации военной добычи жидкое топливо для нужд мельниц посада Дубовка[x].

     

    Мелочность и волокита доходили до абсурда, в частности, когда Новоникольское сельское управление Отраднинской волости просило начальника уезда распорядиться о заказе печати для старосты[xi].

     

    Жители города и беженцы из других районов страны находились в бедственном положении. Большое количество оторванных от прежней жизни людей искали материальной поддержки власти. Некоторые из них старались поступить на службу во вновь создаваемые органы управления. В своих прошениях авторы нередко указывали, что не имеют никаких средств к существованию. Среди просителей было много женщин.

    Тяжелое материальное положение населения, его неустанная борьба за элементарное выживание создали благоприятную среду для стремительного роста преступности. В Царицыне наблюдался настоящий разгул криминала. Почти каждый день совершались кражи, часто находили трупы с признаками насильственной смерти. Одним из наиболее громких преступлений было крупное хищение старинных предметов и монет из музея местного края солдатами Морского батальона Ереминым и Соловьевым[xii]. Дисциплина в Кавказской армии барона П.Н. Врангеля стремительно разлагалась. Нетрезвые офицеры и солдаты проводили ночные обыски в квартирах царицынских жителей, устраивали кутежи в увеселительных заведениях города. Характерной чертой времени стали наглухо закрытые окна и двери домов царицынских обывателей.

     

    Генерал П.Н. Врангель выходит после богослужения из Александро-Невского собора. Царицын, 15 октября 1919 г.

     

    Росло стремление жителей уехать из осажденного города. Осенью 1919 г. все больше служащих Царицынского уездного земского управления просят об отпуске. Главным вопросом в деятельности управления становится эвакуация. Капитанам пароходов и начальникам вокзалов направляются многочисленные предписания о перевозке царицынских чиновников. Это косвенно подтверждает проведение успешной эвакуации Царицына в преддверии его взятия Красной Армией.

     

    В начале ноября из города вместе с родными эвакуируются Черкасов Г.М. и ряд других наиболее активных служащих Царицынского уездного управления. Многие их них гибнут от болезней, холода и голода при отступлении белой армии. В конце  1919 г. деятельность управления окончательно прекращается.

     

    Запутанность делопроизводства, текучесть кадров в создаваемых белыми органах власти, излишний бюрократизм стали дополнительными факторами, определившим поражение белого движения. Это хорошо прослеживается на примере Царицына в период нахождения в городе Кавказской армии барона Врангеля.

     

    3 января 1920 года Царицын был полностью освобожден от белогвардейских войск. Начался новый период в истории города – период восстановительных работ.



    [i] Государственный архив Волгоградской области (далее ГАВО). Ф. Р-2466. Оп. 1. Д. 1. Л. 2—4.

    [ii] Там же. Д. 2. Л. 11.

    [iii] Там же. Д. 16.

    [iv] Агеева Т.Г. Кавказская армия П.Н. Врангеля в Царицыне: документальный очерк. Волгоград: Волгоградское науч. изд-во, 2009. С. 55.

    [v] ГАВО. Ф. Р-2466. Оп. 1. Д. 11. Л. 9—10.

    [vi] Там же. Д. 25. Л. 10.

    [vii] Там же. Д. 13. Л. 3—3 об.; Д. 7. Л. 17.

    [viii] Приказ начальника Саратовской губернской бригады государственной стражи генерал-майора Манойлова №4 от 24 июля 1919 г. // ГАВО. Ф. Р – 2466. Оп. 1. Д. 3. Л. 4.

    [ix] Там же. Д. 13. Л. 23 об.

    [x] Там же. Д. 10. Л. 27; Д. 25. Л. 5.

    [xi] Там же. Д. 10. Л. 21.

    [xii] Записка о суточных происшествиях по г. Царицыну от 6 июля 1919 г. // ГАВО. Ф. 2466. Оп. 1. Д. 5 – 5 об.

    Тэги: Врангель, Гражданская война

    Просмотров: 5545
    Поделиться новостью:

    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Комментарии к этой новости
    Оставить комментарий

    Роман Шкода

    9 января 2014 01:53 Публикаций: 563 Комментариев: 426 Статус: Пользователь offline

    Отличная статья. У нас тут тема Гражданской войны в Царицыне практически ещё не поднималась.
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.