Как рожали в Царицыне

История
Волгограда содержит в себе много сложных и неоднозначных страниц. В наше время
совершенно естественно, что незадолго до рождения ребёнка будущая мама
отправляется в родильный дом, откуда выходит через некоторое время с
новорожденным малышом. Однако то, что сегодня кажется само собой разумеющимся,
в старые времена воспринималось совершенно иначе. Родильные дома в современном
смысле этого слова, в России как массовое явление стали появляться только в ХХ
веке. До того рожать было принято дома. Для помощи в родах на дом приглашалась
«повивальная бабка» – специально обученная женщина, способная сопровождать роды
в стандартных случаях. 
Забытое это
понятие «повивальная бабка» стало со временем ассоциироваться действительно с
некоей пожилой женщиной. Исторически, в эпоху Средневековья, возможно, так и
было чаще всего, однако к XIX
веку ситуация в этом смысле существенно изменилась. «Бабок» в массовом порядке
готовили медицинские вузы, например, такое учебное заведение как
Военно-медицинская академия в Петербурге, выпуск которой составлял до 500
«бабок» в год (разумеется, вовсе не старческого возраста). Первая официальная
повивальная «бабка» в Царицыне появилась в 1808 году. Ею стала 23-летняя
выпускница Петербургского повивального института Ульяна Андреева.
 

Выпускницы Центральной фельдшерской школы, 1906 г.

«Бабки» в своей
деятельности руководствовались особым Уставом, подписанным Екатериной II 9 сентября 1789 года, к
которому со временем добавился и ряд других документов. Устав предписывал
«бабке» в случае, если роды оказались тяжёлыми, незамедлительно вызывать квалифицированного
врача-акушера, если таковой, конечно, был где-нибудь поблизости. Так что рожать,
хоть и с «бабкой» было принято дома. Роды в больнице предполагали какие-то
особенно тяжёлые случаи и были большим исключением из правил.
Но роды дома к
середине XIX века, в условиях стремительного роста городов, стали делом
не всегда возможным. Бедные слои городского населения как правило не могли
обеспечить квалифицированную медицинскую помощь в родах, в случае если
предвиделись какие-то сложности и компетенции повивальной бабки могло не
хватить. Кроме того, появилось относительно новое явление городской жизни –
дети, рождённые вне брака, что, конечно, случалось во все времена, но до начала
массового развития городов было большой и позорной редкостью. Поскольку
подобные случаи часто вели к трагедиям – как для матерей, так и для малышей, а
государственной системы помощи ещё не было создано, стали возникать идеи
общественной помощи роженицам «сложным» в медицинском или социальном плане. Так
в России появляется идея родильного приюта – предшественника массовых родильных
домов нашего времени. 
Родильные приюты
начинают массово возникать во второй половине XIX века по всей
России. В таких приютах постоянно работали врачи и акушеры, а сами приюты имели
в своём составе, обычно, три отделения: отделение для детей, рождаемых в
законном браке у бедных родителей; секретное отделение для «девушек», рожавших
вне брака (куда можно было прийти анонимно, без предъявления документов); и
«кормиличное», где можно было оставить ребёнка-отказника или принести
такового со стороны. Следует подчеркнуть, что родильный приют предназначался
исключительно для бедных слоёв населения и воспринимался более обеспеченными
слоями как специфическая ночлежка с медицинской помощью. Тем не менее, если
рожать в приюте для обеспеченной женщины было бы невероятным позором, то
помогать приютам – напротив, считалось важным богоугодным делом. 
Родильный приют
в Царицыне возникает 1894 году. Инициатором организации такого приюта стало
Общество царицынских врачей, объявившее о своей инициативе в декабре 1893 года.
3 января 1894 года в Царицыне был устроен благотворительный спектакль, весь
сбор от которого пошёл на нужны организации приюта. Открытие состоялось 10
апреля 1894 года. К тому времени Обществу удалось собрать пожертвований на
сумму 500 рублей. Кроме того, крупный царицынский купец Григорий Нестерович
Серебряков
купил на свой счёт всю обстановку приюта, включая мебель, ванны,
хирургические инструменты и бельё (что обошлось ему в 759 рублей).
Первоначально приют разместился в арендованном помещении на Ломоносовской улице
(совр. ул. Мира). Проблемой было то, что в доме на тот момент не было
водопровода, его подвели к зданию только спустя некоторое время после
устройства приюта. 
 

Панорама ул. Ломоносовсклй с пожарной каланчи. В одном из этих домов и располагался первый адрес родильного приюта. К сожалению, неизвестно, в каком именно

Правила, по
которым работал царицынский приют, были следующими: роженицы принимались
бесплатно, без предъявления документов, круглосуточно. Во время пребывания в
родильном приюте роженицы находились на полном обеспечении, в том числе
питанием, бельём, прислугой. Согласно положению, роженица не могла провести в
приюте более 10 дней. Пребывание на больший срок допускалось только при
особенных обстоятельствах по решению врача. Реально средняя продолжительность
пребывания в приюте по факту составила 6 суток.
Содержание
приюта в первые годы осуществлялось исключительно за счёт частных
пожертвований, хотя впоследствии туда стали добавляться и средства городского
бюджета. 
 

Г.Н. Серебряков

Масштабы
деятельности приюта были следующими. За 1894 год (а приют, открывшийся в
апреле, успел проработать в том году только восемь с половиной месяцев) в приют
поступило 60 женщин, из которых 56 рожали в приюте, 3 поступили уже после родов
и 1 была выписана беременной после оказания ей медицинской помощи. Живыми из
приюта были выписаны 50 детей: 32 мальчика и 18 девочек. В 1895 году черед
приют прошло уже 105 женщин, в 1896 – 160. К 1904 году через приют проходило
уже более 500 женщин ежегодно, проводилось по 50 операций. Из 503 женщин,
поступивших в приют в 1904 году, умерли только три, что было блестящим
показателем для медицинских учреждений того времени, особенно с учётом того, из
каких социальных слоёв поступали роженицы. 
Собранная в 1894
г. сумма в 500 рублей быстро закончилась. Чтобы поддержать приют купчиха М.Н.
Церпинская провела благотворительную лотерею, собравшую рекордную сумму в 1580
рублей. Были проведены два благотворительных спектакля, принесшие 390 рублей, а
также различные частные пожертвования. В общем, за 1894 год приют собрал 2550
рублей. 
Куда же
тратились деньги? Деньги распределились следующим образом. 225 рублей ушло на
зарплату акушерам, 64 рубля – на содержание прислуги, 300 рублей – на оплату
аренды, 61 рубль – на питание для рожениц (средний расход на питание для
роженицы составлял 16 копеек в сутки), 77 рублей – за отопление, 34 рубля – за
ремонт помещений, прочие расходы – 50 рублей. В общей сумме было потрачено 811
рублей. При этом, керосин на нужды освещения приюта поставлялся спонсорами
бесплатно, а дрова – почти бесплатно. 
В 1896 году
приют переехал в новое здание – на ул. Пушкина (которая и сегодня сохраняет
своё историческое название), в здание, выстроенное для него одним из крупнейших
купцов и меценатов Царицына – К.В. Ворониным. Поначалу здание было деревянное,
позже оно было перестроено в кирпичное. В советское время приют продолжал
располагаться в этом здании, став родильным домом, и оставался таковым до самой
Сталинградской битвы. 
 

Частная гимназия Стеценко — на переднем плане (сохранившееся здание) и здание приюта — за ним. Рукописная надпись «Род.дом» сделана позднее, в 70-80-е гг. известным волгоградским краеведом А.А. Лапинским

В начале ХХ века
дела у приюта пошли не особенно хорошо. Председатель общества врачей Николай
Кириллович Лаврентьев, фактический основатель учреждения, а также его
бессменный главный врач, скончался 25 ноября 1903 года (это произошло в
Москве). Главный попечитель приюта Г.Н. Серебряков в мае 1904 года отказался от
попечительства. Судьба приюта, его дальнейшее существование оказались под
угрозой. Чтобы не потерять приют, с 1904 года его пришлось взять на содержание
городскому бюджету, так приют, созданный и много лет проработавший на частные
средства, перешёл на попечение города. 
 

Сохранившееся здание гимназии Стеценко в наши дни. Родильный приют стоял когда-то по соседству

Времена были
сложные, было много бедных, медицина же стоила дорого и многим слоям населения
оказывалась не по карману. Но город находил в себе инициативу и силы для того,
чтобы поддерживать в трудных условиях людей. Мы не должны забывать об этом и в
наши времена, несмотря на то, что с тех времён прошло более 120 лет.

Роман Шкода

Добавить комментарий