История

  • ЦАРИЦЫН
  • СТАЛИНГРАД
  • ВОЛГОГРАД
  • ГУБЕРНИЯ
  • Колонка Нины Суховой

    Нина Сухова. Выжить в Сталинградской битве. Судьба рядового участника великого сражения

    Олег Александрович Виноградов  родился  25 августа 1916г. во время 1 Мировой войны в семье офицера царской армии Александра Виноградова и фельдшерицы полевого госпиталя Казеевой Зинаиды Петровны. Специальность фельдшерицы Зинаида Петровна была вынуждена приобрести из-за банкротства ее отца дубовского 1 гильдии купца Петра Ильича Казеева. Все дети Петра Ильича с ранних лет сами зарабатывали себе на жизнь. Перебравшись из посада Дубовка  в Москву, Зинаида Петровна организовала частное учебное заведение 3 разряда для лиц обоего пола на Бахметьевской, 8, кв. 15, а также давала частные уроки. Среди ее учеников оказались дети хирурга князя  А.В.Чегодаева. Познакомившись поближе с деловой и серьезной домашней учительницей, князь сумел заинтересовать ее медициной, и Казеева, продолжая преподавать, закончила фельдшерскую школу и в 1913г. поступила на работу в хирургическую лечебницу князя Чегодаева. С началом 1 Мировой войны добровольно ушла на фронт, где в госпитале среди других раненых выхаживала военнослужащего А.А. Виноградова, который впоследствии стал ее мужем.  Получив отставку по ранению, Александр Виноградов вернулся  с семьей из действующей армии  в Москву. Не имея собственного жилья, молодая семья мыкалась по съемным квартирам, пока не поселилась на долгие годы на 2 этаже в доме Ф. И. Шаляпина на Новинском бульваре.  Дом Шаляпин купил в 1910г. для своей первой жены итальянки Иолы Игнатьевны Торнаги. Шаляпин бывал в московском доме наездами, так как в Петербурге его ждала другая жена –  красавица Мария Валентиновна Элухен с двумя своими детьми от первого брака с Петцольдом и тремя детьми Шаляпина. Однако разрыв Шаляпина с первой женой не происходит. В своем московском доме он по-прежнему хозяин.  В 1918г. он не смог отстоять свои права владельца дома. Национализированный дом был заполнен жильцами, занявшими все комнаты по ордеру. По  сведениям научного сотрудника Музея Шаляпина Арсеевой, единственной привилегией, которой Шаляпин смог добиться, - это заселить дом своими родственниками и знакомыми. В доме обосновались 22 человека. Среди знакомых была, например, портниха, обшивавшая семью Шаляпина, простая женщина из Суконной слободы, которая когда-то в 13 лет крестила Шаляпина, племянник Игорь /сын брата Василия/, воспитывавшийся у Шаляпина, а также семья Виноградовых. Сам Шаляпин продолжал приезжать в Москву на гастроли  и по делам и останавливался на антресолях своего дома, куда вела шаткая деревянная лестница. Поднимаясь, он проходил мимо бывшей своей спальни, состоявшей из двух смежных комнат. В них по ордеру поселились Виноградовы. Александр Виноградов купил у Шаляпина всю обстановку этих комнат: кровать, застекленный шкаф, трельяж, люстру, зеленые шторы, деревянный овальный столик с мраморной доской для самовара и выдвижным ящиком и старинную кузнецовскую фарфоровую посуду. Общение с Шаляпиным продолжалось до 1922г., когда он уехал на зарубежные гастроли и на родину больше не вернулся. За границей Шаляпин не забывал своих соседей по коммунальному дому Виноградовых, посылал им к Рождеству поздравительные открытки. Олег Александрович рос  в доме Шаляпина, помнил его самого, общался в его первой женой Иолой Торнаги и детьми. В этом доме в 1918г. появился на свет его родной брат Игорь.

    По окончании школы юного Олега ждали потрясения. Сначала в новую семью ушел его отец. Финансовое положение семьи резко ухудшилось. Зинаида Петровна работала фельдшерицей в Больнице им. Боткина. Опыт военно-полевой хирургии сделал ее незаменимым сотрудником. Ее высоко ценил знаменитый хирург Розанов, который в 1922г. оперировал после ранения В.И. Ленина. Зинаида Петровна всегда ассистировала Розанову на операциях. Однако это никак не сказывалось на размере ее заработной платы.

    Вскоре после ухода отца погиб в кораблекрушении в Японском море незаконно арестованный младший брат Игорь. В 19-летнем возрасте  он был схвачен на улице милицией рядом с убитым незнакомым ему мужчиной и без суда и следствия отправлен на Колыму отбывать наказание за убийство, которого не совершал. Ценой неимоверных усилий матери удалось доказать его невиновность. Он был освобожден, но домой не вернулся. По сообщению, полученному матерью,  ее сын погиб при крушении теплохода. На самом деле, зимой 1939г. его посадили в Магадане на теплоход «Индигирка», в трюмах которого находилось 1130 заключенных из числа ученых оборонной промышленности. Кроме них на теплоходе разместились  20 конвойных  и столько же пассажиров и членов экипажа. Теплоход следовал во Владивосток в условиях пурги и плохой видимости.  Временами открывавшиеся в пурге огни капитан Н.Л. Лапшин ошибочно принял за маяк японской скалы – Камень опасности.  В результате  на полном ходу теплоход наскочил на подводные рифы японской бухты Вакканай. К утру к терпящему бедствие теплоходу подошли две японские шхуны. Но снять живыми удалось только пассажиров, конвой и членов экипажа. По словам японцев, заключенные были расстреляны конвоем «при попытке к бегству». Факт расстрела всех без исключения заключенных представляется маловероятным.  Двадцать конвойных, вооруженных лишь винтовками и 10-15 патронами каждый, не могли одновременно убить свыше 1000 человек, находившихся в темных трюмах. После спасения русских долго держали в Японии, а затем выдали России: одних изнуренных допросами, других в виде урн с прахом. После войны японцы поставили на берегу стелу в память всех погибших в морских катастрофах и издали книгу о героическом спасении иностранцев. Советская сторона расстреляла капитана теплохода Н.Л. Лапшина и осудила на 10 лет начальника конвоя И.П. Кипичинского.  Судьба Игоря Александровича Виноградова осталась неизвестной.

    Вскоре началась Великая отечественная война. К этому времени Олег  уже три года отслужил в армии по призыву, но, так и не переступив порог родного дома и не попрощавшись с матерью, попал в действующую армию. Он перенес все тяготы военного времени, принимая участие в самых тяжелых сражениях с первого дня войны и до последнего. В армии он был и на передовой и в тылу.  Сначала рядовым, а затем сержантом, освоил специальность шофера, водил боевые машины, грузовики и под конец войны легковой транспорт военного начальства.

    Первую медаль «За оборону Москвы» получил за бои в составе 20 армии на Западном фронте. Воевал  в 5 армии на Можайском направлении.

    1 января 1942г. уже в составе 31 армии на Калининском фронте получил тяжелое ранение в правую руку, участвуя на боевой машине в освобождении города Старицы.

    Удостоился медали «За оборону Сталинграда», где на своей машине обеспечивал защитников города боеприпасами.

    Со Сталинградского фронта переведен на Южный фронт, принимал участие в освобождении Крыма и был представлен к награде медалью «За боевые заслуги». В период штурма Карпат он выполнял боевое задание на автомашине ЗИС-101 в трудных горных условиях. Как инициативный боец назначен командиром отделения и ответственным по доставке ГСМ.

    Закончил свою военную службу командиром отделения автороты 1 отдельного батальона обеспечения тыла 4 Украинского фронта и 4 июля 1945г. награжден еще одной медалью «За боевые заслуги».

    По характеру Олег Александрович был человек  добрейший и отзывчивый, вечно окруженный толпой старушек – близких и дальних родственниц, за которых решал сложные бытовые проблемы, связанные с выбиванием квартир, установкой телефонов, переездами, похоронами. Кутила и гурман. Любитель женщин, кошек и собак, которые отвечали ему пылкой взаимностью. Жены и подруги сменяли одна другую в его комнате в доме Шаляпина под неодобрительными взглядами его матери Зинаиды Петровны Виноградовой.  В их доме летним днем появился сиамский котенок Барсик. Окно комнаты в доме Шаляпина, где жил Олег Александрович, выходило на американское посольство, которое усиленно охранялось. Поэтому окна в доме не закрывались ни днем, ни ночью. Котенок Барсик, оказавшись в новой незнакомой обстановке, выбрал местом своего постоянного пребывания подоконник и как только хозяева уходили на работу, принимался отчаянно мяукать громким и противным голосом. Завывания не прекращались ни на минуту вплоть до прихода хозяев. Недели через две-три нервы у американцев, чье посольство почти вплотную примыкало к дому Шаляпина,  сдали, и они начали кидать в котенка разными предметами, а когда это не помогло, пальнули в окно из духового ружья. На Барсика это не произвело ни малейшего впечатления, зато американцам пришлось объясняться в милиции.

    Когда Барсик подрос и его стали выпускать на улицу, он выбрал местом прогулок огороженный двор посольства. Пройти во двор было нельзя, и выманить кота из двора также не представлялось возможным. Пришлось Олегу Александровичу купить шлейку и лично заниматься выгуливанием кота. Зрелище этого крупного импозантного мужчины, ведущего на поводке вдоль ограды американского посольства кота редкой по тем временам породы, вызывало недоумение у прохожих.

    Вскоре, однако, страдания американцев из-за Барсика закончились. Это было вызвано тем, что встал вопрос о создании в доме, где жили Виноградовы, Музея Шаляпина. Начался период поиска достойной квартиры. В результате титанических усилий две смежные комнаты в  коммунальном доме Шаляпина  были обменены на шикарную двухкомнатную квартиру на Кутузовском проспекте в здании, принадлежавшем ЦК КПСС. Вся шаляпинская мебель,  люстры, посуда перекочевали из родного гнезда в квартиру на Кутузовском. Поскольку  жена Шаляпина Иола Игнатьевна Торнаги  была женщиной педантичной, то после национализации дома в 1918г. она аккуратно записала в тетрадочку, кому была продана или подарена мебель, картины, посуда. Обладая такими сведениями, научный сотрудник Государственного музея музыкальной культуры им. Глинки  Савченко Людмила Георгиевна приступила к  поиску мебели  и предметов интерьера для нового музея.  Она стала наведываться домой к Олегу Александровичу, записывала его воспоминания и договаривалась о приобретении мебели. Но из-за отсутствия у музея достаточных средств и в связи с тем, что дочь Шаляпина Ирина Федоровна ничего не захотела подарить музею и все продавала,  руководством музея  было принято решение спальню Шаляпина на 2 этаже не восстанавливать, а сделать в этом помещении выставочный зал артистических костюмов певца. Открытие зала состоялось в марте 1998г. спустя десять лет после создания самого музея. Таким образом, раритеты, связанные с жизнью Шаляпина в Москве, остались во владении семьи Виноградовых.

    Олег Александрович умер неожиданно от тромбоза брыжеечной артерии.  В суматохе никто не заметил отсутствия кота Барсика, который все это время не требовал ни пищи, ни воды.  Дня через три стали его искать на улице, у соседей и обнаружили на вешалке в меховой шапке-ушанке, чей запах напоминал коту умершего хозяина.

     

       Литература.

    1. Центральный архив министерства обороны РФ /ЦАМО/, ф.33, оп. 690155, ед.хр.3018.
    2. ЦАМО, ф. 33, оп. 690306, ед.хр. 3015
    3. Давыдов В. Рейс в неизвестность. Версты, 30.11, 1998г.
    4. Вся Москва 1908-1914гг.
    5. Дмитриевская Ч.Р., Дмитриевский В.Н. Шаляпин в Москве. М., 1986г.
    6. Центральный исторический архив Москвы /ЦИАМ/, ф.176, оп.63, д.8613. Владение Чегодаева А.В. по Гагаринскому переулку, 37. 1914г.
    7. Воспоминания Виноградова О.А.
    8. Шаляпина И.Ф. Тетрадь с описанием расположения мебели и предметов домашнего обихода в доме Шаляпина на Новинском бульваре. Государственный институт музыкальной культуры им. Глинки, Москва.
    Просмотров: 1507
    Поделиться новостью:

    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Комментарии к этой новости
    Оставить комментарий

    vlad_007

    19 мая 2013 15:47 Публикаций: 0 Комментариев: 24 Статус: Пользователь offline

    Какие были судьбы...
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.