Сталиград

  • ЦАРИЦЫН
  • ХРАМЫ
  • ГУБЕРНИЯ
  • ФОТО
  • СТАЛИНГРАД

    Встреча гвардейцев Родимцева

    Сталинградская битва стала предметом военных воспоминаний и мемуаров почти сразу. В 1948 году в Сталинграде выходит книга "Рассказы сталинградцев", в которой содержится интересный рассказ лейтенанта госбезопасности Ивана Тимофеевича Петракова, принимавшего активное участие в обороне районов, прилегающих к Площади 9-го января (совр. пл. Ленина) накануне высадки в район 13-й Гвардейской дивизии Родимцева. Рассказ называется "Встреча гвардейцев Родимцева". 
     
    И.Т. Петраков сообщает: "14-го сентября наша истребительная рота, сформированная из сотрудников милиции и управления НКВД, занимала оборону по берегу Волги и от Дома специалистов до дома №13 по Пензенской улице, прикрывая от противника центральную переправу до прибытия подкрепления из-за Волги". Как известно, на тот момент обстановка в городе складывалась критическая, немцы в нескольких местах прорвались к Волге, удержание Сталинграда оставалось под большим вопросом. 
     

    Жилой блок комплекса домов НКВД. Фото Георгий Зельма 


    Далее И.Т. Петраков пишет: 
     
    Враг был где-то недалеко, но где точно, мы не знали. Я и мой помощник Ромашков пошли в разведку к площади 9 Января. Из дома военведа немцы открыли огонь. Метрах в пяти от нас кузов сгоревшей автомашины прошила автоматная очередь. Рядом перебегали фашисты.

    Я приказал Ромашкову всеемте с пятнадцатью бойцами занять оборону и не дать прорваться противнику к центральной переправе со стороны площади 9 Января.
     

    Площадь 9 января в 1943 г. Внизу по центру стоит знаменитый Дом Павлова. Слева от него - Дом Заболотного, также принимавший участие в обороне


    При спуске к Волге, когда я шел к основной группе бойцов своей роты, невдалеке разорвался снаряд. Я был оглушен и воздушной волной отброшен в кучу золы. Не помню, сколько пролежал. Один из бойцов заметил меня и перенес к входу штольни. Бойцы обмыли мое лицо от запекшейся крови, закутали шинелью. Постепенно я пришел в сознание и смог разобраться в обстановке.

    Немцы были уже метрах в ста пятидесяти. Они овладели Пензенской улицей, заняли некоторые дома специалистов, здание Госбанка, из которого били из пушек и минометов по городской переправе. Слышны были их голоса:

    - Русь, Волга, буль, буль! Сдавайся!
     

    Немцы среди руин Сталинграда


    Меня вызвал к телефону член городского комитета обороны А.И.Воронин. Он приказал удерживать берег.

    - Надо продержаться несколько часов, так как уже идет помощь, - сказал он.

    Несмотря на огромное превосходство в людях и вооружении, немцам не удалось потеснить наших бойцов. Тогда враг решил разведать наши силы.

    В лощине, которая шла от дома специалистов к нашему командному пункту, появился мальчик лет двенадцати. Это вызвало подозрение у милиционера и он задержал мальчика.

    Задержанный оказался весьма смышленым мальчуганом. Он потребовал, чтобы его отвели к командиру.

    - Как зовут тебя? – спросил я его.

    - Коля, - ответил он.

    Коля рассказал, что отец и мать его убиты при бомбежке, а сам он с другими жителями скрывался в подвале домов специалистов. Когда немцы ворвались в этот подвал, одна старуха сказала им что-то по-немецки, и они послали ее куда-то. Но старуха-немка, должно быть испугалась и скоро вернулась. Тогда офицер послал его, Колю, пригрозив, что если он не узнает, сколько нас, то его расстреляют. И не только это рассказал нам мальчик. От него мы узнали о численности и вооружении немцев. Впоследствии было точно установлено, что против нас сражался в полном составе первый батальон 194-го пехотного полка 71-й пехотной дивизии 6-й немецкой армии под командованием капитана Гинделянга.

    Нас же, прижатых к берегу, было всего человек 60. Около 8 часов вечера мне доложили, что большая группа немецких автоматчиков под прикрытием пулеметного огня по балке от домов специалистов продвигается к городской переправе. Около пивного завода немцы захватили две пушки, расчеты которых погибли, и готовятся открыть из этих пушек огонь.
     

    КВ-1, подбитый у здания НКВД


    Сдать переправу – означало сдать центр города. А мы из-за Волги ждали войска, которые должны прийти на помощь. Высаживаться войска должны были на центральной переправе.

    Переправа от моего командного пункта была в 250 метрах, пивной завод – в 150 метрах. Я решил контратаковать противника с двух сторон. Ромашков возглавил группу бойцов из 15 человек. Столько же примерно было и в моей группе. С криком «ура» одновременно с Ромашковым мы бросились в атаку. По-видимому, немцы не были осведомлены о нашей численности. Дружная атака завершилась успехом. Пушки снова были наши. Но положение наше оставалось тяжелым, а главное – боеприпасы походили к концу.

    Стемнело. В небе повисли немецкие ракеты. Авиация противника продолжала налеты на территорию заводов. В Нефтесиндикате загорелись баки с горючим. Горящая нефть поплыла по Волге, приближалась уже к нам и грозила отрезать нас от левого берега, откуда с минуты на минуту ждали помощи.

    -Это пострашнее, чем немецкие автоматчики! Неужели погибнем? – сказал Ромашков, когда мы вышли с ним на берег Волги.

    Я молчал. Вдруг мы увидели быстро мчащуюся к нашему берегу моторную лодку.

    Прибыли наши товарищи, работники НКВД. Они привезли нам боеприпасы. Это сразу подбодрило нас. Было решено до подхода воинских частей выбить немцев из домов специалистов и из дома Госбанка, откуда они просматривали переправы и могли сорвать подход наших войск.

    Пушки, отбитые у немцев, мы приготовили к стрельбе. Условились, что атака начнется после пяти орудийных выстрелов. Артиллеристов среди нас не было. Кое-как при помощи одного нашего работника, который немного разбирался в артиллерии, я дал выстрел по зданию Госбанка, затем второй, третий. В цель я, видимо, не попал, так как не умел наводить: открою замок и верчу рукоятку до тех пор, пока в просвете пушки не увижу цель.

    -Смотрите! – вдруг крикнул младший лейтенант Мрыхин, находившийся при мне.

    И видим, что к городской переправе плывет катер с бойцами. Немцы ведут по нему огонь: снаряды рвутся около катера. Тогда я снова бросился к пушке и начал бить по домам специалистов, откуда вела огонь вражеская батарея.

    Катер благополучно достиг нашего берега. Из него вышли полковник И.П.Елин и батальонный комиссар Кукушкин. Вскоре подошло еще несколько катеров с бойцами. Это были гвардейцы дивизии генерала Родимцева.
     

    Полковник Иван Павлович Елин - командир 42-го Гвардейского полка 13-й Гвардейской стрелковой дивизии 


    Расположив свой штаб в штольне, полковник Елин пригласил меня доложить ему обстановку. Тем временем его подразделения быстро заняли окопы и сразу же открыли огонь по врагу.

    С прибытием дивизии Родимцева наш небольшой отряд мог считать свою задачу выполненной. Но мы не хотели покидать правого берега  Волги, и генерал Родимцев, с которым мне пришлось встретиться на другой день, разрешил нам остаться в городе.

    -Если вы здесь уже обжились, так и оставайтесь в своей штольне и держитесь, как держались. Ваши люди хорошо знают город, а нам это важно, мы ведь здесь пока гости, - засмеялся он.
     

    Генерал-майор Александр Ильич Родимцев в дни Сталинградской битвы


    Помню я, как выйдя из штольни покурить, генерал остановил проходившего мимо командира:

    - Ну как, орел, дела?

    - Прекрасно, товарищ гвардии генерал-майор. Только что-то немцы канонаду усилили, хотят этим громом наше новоселье отметить.

    - Да, не нравится им наше новоселье, - сказал генерал. – А главное, потому, что у нас выгодная, заманчивая позиция. У нас рядом и вода, и рыбки много, а у немцев с водичкой, ох, как плохо… Волга рядом и жажда сильная, а попить нельзя. Наши орлы не дадут им напиться.

    - Мы жадные на воду, - вставил кто-то из солдат, слушавших разговор.

    - Не можем зря воду расходовать на посторонних, - заметил другой боец, - Волга обмелеет.

    Когда генерал проходил у железнодорожного полотна, тянувшегося вдоль Волги, я слышал, как бойцы в окопах говорили:

    - Куда-то наш батя опять пошел, беспокоится, видимо, за фланги.

    Как заняли гвардейцы позиции, которые мы удерживали до их прихода, так и простояли тут всю оборону, не сдав врагу ни одного метра.
     
    Ну, а дальше разворачивались главные события - героические боевые действия 13-й Гвардейской дивизии в Сталинградской битве. Впереди - борьба за железнодорожный вокзал, за Мамаев Курган, оборона дома Павлова и, конечно, Победа. 

    Тэги: 13-я Гвардейская, Родимцев

    Просмотров: 572
    Поделиться новостью:

    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Комментарии к этой новости
    Оставить комментарий
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    ВКонтакте