Завещание Репникова

Конец XIX века.
Дубовка. Ещё недавно процветающий посад, в три раза превосходивший по
численности населения Царицын, находится в состоянии упадка. Местные купцы,
очень важные люди, массово уезжают, пополняя ряды царицынских богатеев.
Воронины, Миллеры, Репниковы – известнейшие фамилии, строят себе роскошные
особняки на улицах города, который через семь десятилетий наречётся
Волгоградом. Впрочем, уезжают не все. Некоторые семьи разделяются, происходят
внутренние конфликты. Среди упомянутых фамилий Репниковы – наиболее известные.
Один из них, Александр Александрович и по сей день памятен в Волгограде, именно
его стараниями на современной площади Павших Борцов стоит роскошное здание
театра
, возведённое в 1915 году… Но из Репниковых он был не один.
 

Дубовка, улица Московская, 1894 г. Справа виднеется здание с тремя арочными окнами посередине — дом Ивана Репникова. Слева видна часть Успенского собора (уничтожен в 30-е гг.)

 

5 декабря 1890 года газета
Волго-Донской листок сообщает новость: «3
декабря 1890 года умер царицынский 1-й гильдии купец, потомственный почётный
гражданин г. Царицына Александр Васильевич Репников. Хотя он и был в преклонных
годах, ничто не предвещало скорой кончины. Он оставался бодрым, весёлым и
богатым. Богатство его заключалось в капиталах, мануфактурном и железном
товаре, лавках и домах, находящихся как в Дубовке, так и в Царицыне. Дома А.В.
Репникова известны в городе: в одном помещается женская гимназия, в части
другого помещается клуб. По духовному завещанию всё своё состояние он разделил
между сыновьями и их матерью. Приказчиков у него было около 30 человек. Он был
известным благотворителем: в Покровской церкви на его деньги был сооружён
дорогой иконостас, за что он был награждён орденом Св. Анны 3-й степени,
пожертвовал 500 рублей на гимназическую ц
ерковь, ктитором которой он состоял.
А.В. Репников был гласным Думы нескольких созывов, но на заседаниях появлялся
редко». 
 

Дом Ивана Репникова в наше время

Вот так, умер богач, имевший
только приказчиками 30 человек, о чём пишут городские газеты. 5 декабря
происходят похороны. Газеты пишут и об этом. И вот тут есть детали, которые
заслуживают внимания. Покойного из его дома на Базарной площади отвезли на
отпевание в облагодетельственную им Покровскую церковь. Далее: «Гроб несли два сына и служащие. Впереди
несли на подушках малинового бархата несколько его орденов. Заупокойную служил
священник Покровской церкви о. Соколов. Покойный оставил о себе хорошую память
и в Дубовке, где жил прежде. Отпевание совершил протоиерей о. Флегматов.
Похоронен в ограде Покровской церкви»
.
 

Дом Репникова в Царицыне (крайний справа). Сегодня этоо место — перекрёсток пр. Ленина с Аллеей Героев (Волга на стороне справа)

Что в этой заметке интересного?
Интересно то, что гроб несут «двое
сыновей и служащие». Имена сыновей, кстати, не упомянуты. Получается, у
Репникова было только два сына? Нет, их было не два.
Александр Васильевич Репников
женат был дважды. Второй его женой была дочь саратовского купца Юлия Дмитриевна
Климова. Это – та самая женщина, которая на закате лет будет жить в красивом особняке
на Привокзальной площади. Этот особняк и по сей день известен как «Дом
Репниковой»
, он же – Мемориально-исторический музей. 
 

Дом Репникова с другого ракурса. Фото сделано в начале 1880-х гг., ещё при живом А.В. Репникове

Точное количество детей, которые
Александр Васильевич имел – на самом деле не такой и простой вопрос. Заметное
прояснение этого вопроса дало завещание, оставленное одним из его сыновей – Иваном, который, судя по тексту, жил в
Дубовке. Завещание это было найдено недавно в Волгоградском государственном архиве.
Сопоставляя текст завещания с текстами различных газетных статей, периодически
упоминавших семейство Репниковых на протяжении нескольких десятилетий конца XIX –
начале ХХ века, можно более-менее точно установить полный список этого семейства.
Итак, в 1901 году, Иван Репников
пишет: «Я, Иван Александрович Репников,
находясь в здравом уме и твердой памяти и желая на случай своей смерти распорядиться
принадлежащим мне благоприобретенным имением, признал за благо составить  это завещание, которым я… определяю: Первое.
Назначаю и прошу быть душеприказчиками моими для исполнения нижеизложенной воли
моей следующих лиц: Потомственных почетных граждан Александра и Василия
Александровичей Репниковых, вдову потомственного почетного  гражданина Александру Ивановну Репникову и
Дубовского мещанина Павла Тимофеевича Федорова»
 

Покровская церковь, в ограде которой располагалось семейное захоронение Репниковых в Царицыне

Здесь мы пока остановимся. С
этого момента мы видим трёх человек, которые могут являться сыновьями умершего
за одиннадцать лет до того Александра Васильевича: Иван (автор завещания), а также Александр и Василий.
Александр Александрович – хорошо знакомый нам меценат, с Василием же мы почти
не знакомы. Загадочной фигурой выступает и некая «вдова Александра Ивановна Репникова»
– чья это вдова? Завещателя? Скорее всего нет, потому что она далее в тексте
больше ни разу не упоминается, ей не завещается ни одной копейки денег.
Упомянутый душеприказчиком некто Фёдоров нам в данном случае не интересен. То
есть у нас уже три брата и неустановленная вдова. Но читаем дальше. 
«Второе. Поручаю вышеназначенным душеприказчикам после моей смерти в
течение трех лет ликвидировать торговое дело мое и продать, как весь товар мой,
так и все вообще движимое имущество мое, какое в момент моей смерти будет мне
принадлежать, в чём бы оно ни заключалось и где бы ни находилось; из вырученных
денег уплатить долги мои и выдавать жене брата моего потомственного почетного
гражданина Николая Александровича
Репникова Марии Львовне Репниковой,
племянницам моим дочерям потомственного почетного гражданина Вере Алексеевне и Елизавете Алексеевне Репниковым и сестре вдове действительного
студента Евлампии АлександровнеАрнешко ежегодно, в течение трех лет, пока будет производиться ликвидация,
суммы в размере достаточном…»
Вот из текста всплывает ещё целая
группа родственников, а именно: ещё один, уже четвёртый, брат – Николай. Но, кажется, его нет в живых?
Деньги-то выплачивают не Николаю, а его жене Марии Львовне. Просматривается и
пятый брат – Алексей, тоже уже
умерший? – деньги выплачиваются двум его дочерям. Появляется также и сестра Евлампия, жена некоего действительного
студента Арнешко, который к тому моменту уже также умер.  
 

Мариинская женская гимназия — доныне сохранившееся здание на ул. Чуйкова. До конца XIX века здание принадлежало Репниковым. Здесь же учились две дочери Алексея Репникова

Надо разобраться с двумя косвенно
упомянутыми братьями – четвёртым и пятым, Николаем и Алексеем. Но тут
происходит неожиданность! Читаем текст дальше.
Иван Репников тщательно делит
вырученную в результате продажи его бизнеса сумму на пять частей, но по
расчётам его после делёжки должна остаться ещё какая-то сумма. И вот «… а остальную сумму, какая после этих
выдач останется, выдать в полную собственность вышенаименованному брату моему Николаю Александровичу Репникову»
Стоп-стоп, чтобы это значило?
Сумма на содержание передаётся жене Николая, Марии Львовне, при том, что он
сам, оказывается, жив! И ему даже отдадут какие-то остатки денег, но потом,
когда основная сумма будет поделена, в том числе дадут и его жене, но не ему
самому! Мыслимы ли подобные вещи в патриархальном дореволюционном обществе, да
ещё и среди деловых людей, купцов, активно торгующих, располагающих большими
капиталами? Чтобы купец деньги завещал не своему родному брату, а его жене?!
 

Меценат Александр Репников — родной брат и душеприказчик Ивана Репникова

Это не все упоминания Николая в
тексте завещания, далее он фигурирует там ещё несколько раз. Душеприказчикам
следуют указания положить на имя Николая ещё одну сумму, под проценты, но
деньги Николаю не давать (!), а давать только проценты, а основную сумму отдать
детям его, когда самого Николая не станет! Николаю же завещаются и жилой дом
завещателя, но без права перепродажи, с условием, что дом также потом отойдёт
детям. Как всё это понимать? 
Вероятно, свет на столь странное
отношение к брату Николаю, который по завещанию получает деньги, но ему не дают
ими пользоваться по полному праву, проливает краткая заметка, помещённая в
декабре 1893 года в газете «Волго-Донской листок»: «В Дубовке проходила публичная продажа судебным приставом
мануфактурного товара дубовского купца Николая Александровича Репникова, этот
товар оценён в 4059 руб.»
Ага! В 1893 году брат Николай
обанкротился! Его имущество с позором публично пошло с молотка… В те годы
банкротство было фактически приравнено к преступлению, банкроты, в случае
неспособности расплатиться, нередко попадали в тюрьму. По всей видимости братья
(по крайней мере, Иван) в банкротстве винил самого Николая, настолько сильно
винили, что даже в завещании своём Иван деньгами распоряжаться велел жене
Николая, а не ему самому, а всё имущество отписал на детей Николая. 
 
А что же второй косвенно
упомянутый брат, Алексей? Тоже банкрот? А вот тут нет, Алексей действительно
умер, но случилось это при очень печальных обстоятельствах, через три месяца
после банкротства Николая. Газеты писали: «16
марта 1894 года проходили похороны потомственного почётного гражданина Алексея
Александровича Репникова, который более двух лет находился в Москве на
излечении в одной из психиатрических больниц. Отпевание было в Покровской
церкви при большом стечении народа. Тело погребено в семейном склепе около
алтаря Покровской церкви… А.А. умер в цветущем возрасте, оставив жену и двоих
детей»
. Имена этих детей, дочерей Веры и Елизаветы, мы уже знаем из текста
завещания. Эти девочки с медалями окончат в 1901 году Мариинскую женскую
гимназию в Царицыне
Завершая с завещанием, надо
заметить, что у самого Ивана, кажется, не было ни жены, ни детей, во всяком
случае они не упомянуты в тексте. Возможно ли, что душеприказчица, вдова
Александра Ивановна – вдова Алексея Александровича? Но почему тогда деньги дают
дочерям, а не ей?  Эти загадки пока
остаются загадками…
 

Базарная площадь за Царицей. Ныне — территория сквера им. Саши Филиппова. Справа на одном из магазинов читается вывеска с надписью «Репников». Какой именно Репников — не ясно

Ещё одна важная деталь, которая
сообщается в завещании – Иван Репников среди прочего завещает деньги Троицкой
единоверческой церкви. Известно, что сам Иван исповедовал не традиционное
Православие, а Единоверие. (Единоверие — ответвление старообрядчества, представители которого вернулись к официальному Православию, сохраняя, при этом двоеперстие и ряд обрядов). В то время как его отец и царицынские братья жертвовали деньги на украшение
Покровской церкви, там же располагался и их фамильный склеп. Такое разделение в
вере не могло возникнуть просто так в единой купеческой семье XIX века. Можно
предположить, что изначально Репниковы были староверами, единоверами, но потом,
по переезде в Царицын, перешли в Православие, в то время как дубовские
Репниковы единоверие сохранили, что стало ещё одной важной причиной
внутрисемейного раскола и отсутствия Ивана и Николая Репниковых на похоронах
отца (или пассивного участия в этих похоронах). 
 

Успенский собор в Дубовке (на среднем плане), Троицкая единоверческая церковь — на переднем плане. Дом Репникова виднеется на заднем плане

Итого. Согласно тексту завещания
Ивана Репникова, мы имеем пять братьев Репниковых: Ивана, Николая, Александра,
Василия, умершего Алексея и сестру их Евлампию. Кто же из них нёс гроб, а кто
не нёс и почему? Очевидно, что семья была разделённой: Иван и Николай
оставались в Дубовке, где имели каждый собственное дело, а Александр, Василий и
Алексей, скорее всего, были при отце, в Царицыне. Возможно, что у оставшихся в
Дубовке братьев был разлад с отцом, хотя это только предположение. У Алексея
дела со здоровьем были совсем плохи, мог ли он нести гроб? Ведь вскоре после
смерти отца его отправили куда подальше – в Москву, лечиться в психиатрическую
больницу. Следовательно, в Царицыне остаются лишь два «полновесных» сына
Александра Васильевича – Александр и Василий, они-то и несли гроб отца. А Иван
и Николай? Они хотя бы на похоронах-то присутствовали? 
 
Завещание Ивана Репникова в законную силу так и не вступило. Иван был человеком здоровым, дела у него шли отлично, он стал одним из первых жителей Дубовки, что купил себе собственный автомобиль. Он дожил до революции, всё его имущество было отнято. При этом Иван продолжал жить в Дубовке, говорят, питаясь на подаяние. 
Судьба Александра и Василия
сложилась трагически. Александр Александрович был один из крупнейших меценатов
Царицына. Это он дал огромную сумму на достройку Дома науки и искусств,
современного театра НЭТ на площади Павших борцов, он поддерживал множество
учебных заведений, основал и ныне действующий Краеведческий музей, был первым,
кто организовывал общегородские ёлки с подарками бедным детям. Его брат Василий
постоянно упоминается в прессе рядом с Александром.
В 1918 году оба брата будут
арестованы во время Гражданской войны в числе других известных людей и без
предъявления всякого обвинения заключены на баржу, стоящую посреди Волги.
Василий не выдержит тягот и умрёт, после чего среди рабочих поднимется
возмущение и Александра, пользовавшегося огромным уважением в Царицыне,
отпустят с баржи. Он умрёт своей смертью на излёте Гражданской войны. 
Впрочем, об этих событиях мы
поговорим в другой раз.

Роман Шкода

Добавить комментарий